В соцсетях о реакции на беженцев все так переживают

В соцсетях о реакции на беженцев все так переживают

В соцсетях о реакции на беженцев: все так переживают, будто сами на эти места в Европе рассчитывали

Фото: РИА Новости. На снимке — б еженцы с Ближнего Востока на вокзале Келети в Будапеште.

Лента вся в постах о беженцах. Реально, полное ощущение, что либо это они к нам прут все, поэтому все переживают, либо на эти места рассчитывали мы, а тут нас опередили. )), — написал в Facebook блогер Вячеслав Квирикашвили.

С этим трудно не согласиться многие желают высказаться на эту тему. Одни рассказывают истории о человеческой доброте, публикуют чьи-то письма, другие высказывают опасения, что под видом беженцев в Европу перебираются боевики и что значительный процент мигрантов это жители Косова, третьи скептически замечают: А что ж эти мигранты не остаются в Венгрии, а бегут в сытую Германию.

Колумнист Максим Кононенко напоминает про фотографию мертвого мальчика на берегу моря, которая впечатлила Европу и изменила ее отношение к беженцам. Разумеется, гуманистические общественные порывы это прекрасно. Прекрасно и то, что печальная судьба несчастного сирийского мальчика заставила Германию открыть свои границы для скопившихся в Венгрии мигрантов, и теперь Венгрия сможет, наконец, перевести дух. Потому что, как это ни удивительно, бегущие от Исламского государства, от сурового режима Асада и от жестокой войны растерянные люди отчего-то вовсе не хотят жить в какой-то там Венгрии. Они непременно хотят жить в Германии, — пишет Кононенко. —

Как только вы удивитесь этой разборчивости и поинтересуетесь, а кто вообще все эти мигранты, вас ждет открытие. Оказывается, большая часть штурмующих венгерские поезда в Германию хорошо одетых молодых людей со смартфонами вовсе никакие не сирийские беженцы. Таковых всего 16 процентов. 26 процентов мигрантов это жители, вы не поверите, Косова. Того самого Косова, независимость которого от Сербии была с таким энтузиазмом признана европейскими странами всего каких-то семь лет назад.

Впрочем, мигрантам из Косова в Германии никакого статуса не дают, однако Кононеко намекает, что это вовсе не вынуждает их уезжать из страны остаются. Он также указывает на то, что сейчас Европейский союз переживает, пожалуй, самую большую проверку на прочность, потому что нынешний миграционный кризис касается каждого жителя объединенной Европы. Гуманитарный порыв добропорядочных немцев, все эти подарки и шарики с аплодисментами на вокзале Мюнхена все это, конечно, здорово выглядит, но быстро проходит. Тем более, что информацию о переброске в Европу вместе с беженцами боевиков Исламского государства подтверждают не только сами боевики, но и те, кто их переправлял, — заключает Кононеко (полную версию текста можно прочитать в Facebook).

Директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив Трансперенси ИнтернешнлРоссия Елена Панфилова обращает внимание на туннельное зрение:

Всё медийное и дискуссионное пространство переполнено текстами, охами-ахами и эпистолярными битвами на тему куда бегут и кто бежит. Некий общий контекст: не те и не так бегут.

И практически ни одного, вот реально — почти совсем ни одного (всё проштудировала джетлаггерно) содержательного слова про то, от чего бегут. Если и есть что, то так, пунктиром. Бегущей информационной строкой об очередной взорванной Пальмире или о семидесяти четырёх детишках, расстрелянных вместе с матерями за то, что не так постились, или молились, или просто так.

Но было б неплохо, если все, кто заносит руки над клавиатурой, чтоб написать ещё пару слов про не так бегут, на секунду представили себе, от чего они бы побежали. Или заставили бежать свою семью. Своих взрослых сыновей, братьев. Вообще всех, кто им дорог.

А теперь представьте, что вот это вот, от чего побежишь куда угодно хоть голым, хоть одетым, хоть посуху, хоть вплавь — вот оно всё всего в паре часов от нас. Буквально. Вон там, за пригорочком. И в любой момент может решить, что а) им сюда тоже надо, и б) уже пора. Короче, нам пока везёт.

Не готовы думать об этом? Ну, тогда, наверное, стоит придержать коней, давая оценки тем, у кого это не в будущем, а в настоящем. Извините.

Галерея — Как жители европейских стран встречают сирийских беженцев

Жительница Будапешта Мария Хованская (Mariia Hovanskaia) написала в Facebook большой пост, где отвечает на ряд реплик про беженцев:

Я не могу ответить на все реплики развернувшейся дискуссии о транзитных беженцах в Венгрии. Поэтому, со всеобщего позволения, я напишу здесь по пунктам, что я сама наблюдала, и что я думаю по этому поводу. Заранее прошу простить за многабукф.

1. Почему Германия? Да потому что там действительно лучше условия. Прошу заметить, что хорошие условия не тождественно социал на всю жизнь. Там человеческие лагеря для беженцев, отработанная процедура рассмотрения заявления об убежище, интеграционные программы, и, более лояльно настроенное население. После пары речей господина Орбана, который окончательно потерял мое уважение, я бы на месте беженцев сама бы отсюда мчалась впереди собственного визга. Когда глава государства по сути науськивает обывателя на беженцев, в стране не стоит оставаться. К сожалению, Венгрия упустила шанс пополнить ряды своей рабочей силы. В Германию уехали образованные сирийские врачи, инженеры, учителя. Очень жаль, они бы и тут пригодились.

Кстати, когда упрекают, что беженцы хорошо одеты, это как-то странно. Ну да, в прошлом эти люди с неплохим образованием неплохо зарабатывали. И в бега пустились в том, что было, а был дорогостоящий гардероб. Но дизайнерскойй футболкой не пообедаешь и от дождя не прикроешься, и разбомбленный дом она никому не заменит. Продолжение читайте на странице пользователя.

Блогер Рустем Адагамов публикует письмо. которое бывший вьетнамский беженец написал у себя в ФБ британцам:

В 1984 г. моя мама добралась до Великобритании в группе из 89 вьетнамских беженцев, которых называли тогда boat people (вьетнамцы бежали от коммунистов до середины 80-х годов). Мама и ее четверо детей были почти раздеты, они дрожали от холода, не знали английского и были готовы к тому, что их встретят враждебно.

Первая же встреча с местными жителями оказалась не такой, как ожидали вьетнамцы первым к ним подошел какой-то патлатый молодой человек, снял с себя пальто и протянул его замерзающим от холода беженцам. Его жест был таким трогательным, что его примеру сразу последовали другие. Местные побежали по домам и стали нести вьетнамцам одежду, накормили и напоили их.

Моя мама не забыла то, как она смогла закутать в протянутое британцем пальто своих мальчиков, чтобы те перестали дрожать от холода. И мой брат помнит этот момент до сих пор.

Это были те поступки, которые делают вас настоящими британцами.

Моя семья никогда не забудет то, что для них сделала Англия. И, поскольку вы позволили нам остаться, мы смогли в полной мере ответить вашей стране.

Вы предоставили нам бесплатную медицинскую помощь. Моя семья дала вам трех врачей, один из которых сейчас начал работу в больнице Саусмид.

Мы никогда не отнимали у вас рабочие места, мы создавали их сами и делились ими. Сейчас у моей семьи 10 магазинов, 3 ресторана и 14 китайских кафе. Мы сделали это для того, чтобы кормить вас вкусной едой и обеспечивать сами себя.

Пожалуйста, найдите время и подумайте о сирийских беженцах и о том, что делает вас настоящими британцами.

Comments are closed.